Латиноамериканские подростки

01.03.14 15:23

Если ты чернокожий, ты не достаточно соответствуешь... У чернокожего ребенка всегда присутствует определенная доля сомнения в себе. Это приходит к тебе незаметно. Ты не видишь чернокожих людей по телевизору, ты не видишь чернокожих за определенной работой... Ты не размышляешь об этом, но ты говоришь: «Действительно, это означает, что белые люди лучше, чем мы. Умнее, остроумнее — лучше во всем»

подростки латинской америки

Не все подростки, принадлежащие к национальным меньшинствам, приходят к такому негативному взгляду на свою группу. Некоторые из них могут иметь очень позитивные этнические представления, если они передаются родителями или другими окружающими ребенка людьми. Финни считает, что первичная этническая идентичность не появляется независимо, а приходит из внешних источников. Второй этап — это «поиск этнической идентичности», по сути, это параллель статуса кризиса в модели эго-идентичности Марсия. Этот поиск обычно запускается каким-либо событием, в котором подчеркивается этническая принадлежность, например проявлением резкого предубеждения с чьей-либо стороны или просто опытом, полученным в ходе обучения в старших классах. С этого момента молодой человек начинает приходить к своим собственным оценкам. Подготовительный этап в конце концов сменяется разрешением конфликта и противоборства, что является аналогом статуса достижения идентичности по Марсия. Как правило, это очень трудный процесс. Например, иногда афроамериканские подростки, которые пытаются адаптироваться и преуспеть в доминантной культуре белых, могут подвергаться остракизму со стороны чернокожих друзей, обвиняющих их в том, что они «поступают, как белые» и предают чернокожих.

Латиноамериканские подростки тоже сталкиваются с аналогичной проблемой. Некоторые пытаются справиться с ней, отдаляясь от своей этнической группы. Другие ищут срединные группы, в которых присутствуют представители как национального большинства, так и национального меньшинства. Этот паттерн Финни называет «смешанной бикультурной» идентичностью. Третьи решают эту проблему, формируя двойную идентичность (паттерн, который Финни называет «альтернативной бикультурной» идентичностью). В своей работе Финни приводит в качестве примера признание одного юноши Изменения статуса идентичности на рубеже между детством и взрослостью — настолько важный процесс, что многие общества отмечают этот переход — и облегчают изменение идентичности — при помощи обряда или ритуала. Эти ритуалы сильно отличаются по содержанию, но некоторые из них достаточно распространены  Один из таких обрядов в основном касается мальчиков, реже — девочек и заключается в том, что в определенном возрасте ребенка отделяют от семьи. Антропологи называют этот обряд обрядом изгнания. Ребенок может проводить целый день со своей семьей, но отправляется спать в другое место или может отдельно проживать с другими мальчиками и родственниками. Например, мальчики племени куртатчи в Меланезии проходят через церемонию изгнания примерно в 9 или 10 лет, после чего они спят в специальных избах, предназначенных для мальчиков и неженатых мужчин. Аналогично в традиционной культуре хопи и навахо мальчики начиная с 8 или 10 лет обычно спят отдельно от семьи. Этот обычай, очевидно, символизирует отделение ребенка от родной семьи и отмечает вступление в определенный возраст. Он также подчеркивает, что ребенок «принадлежит» не только семье, но и более широкой группе родни или членов общества/племени.